АННА ТЕРЕХОВА: МАМИНА ДОЧКА

E-mail Печать PDF


Семью заслуженной артистки России Анны Тереховой смело можно назвать актерской династией: бабушка – известная театральная актриса, папа – известный болгарский актер, мама – актриса известная на весь мир… И тем не менее, Анне удалось найти свой путь.

-- Анна, у вас полностью актерская семья: бабушка, мама, отец… Означало ли это, что вы с детства знали, что будете актрисой? Или вы не сразу решили, что хотите стать актрисой? Если я не ошибаюсь, первая ваша роль состоялась в 10 лет, в фильме-спектакле Романа Виктюка? Или были и другие мечты?

-- Наверно, что-то было заложено на генетическом уровне. Но сомнения меня терзали. Я росла в такой семье… Меня воспитывала бабушка. Она была замечательной актрисой, но после моего рождения сознательно ушла со сцены, чтобы помогать маме меня воспитывать. И всю свою жизнь посвятила мне. Конечно, у нее остались какие-то нереализованные амбиции, мечты… Все это она выплескивала на меня, в хорошем смысле слова. И я очень этому рада. Мое детство было веселым, радостным, полным творчества. Моя бабушка была необыкновенным рассказчиком. Она очень интересно рассказывала о своей жизни, полной приключений, необычайных событий. Она родилась накануне революции, ребенком застала гражданскую войну, воевала в Великой отечественной войне, работала в театре… Все рассказы сопровождались танцами и песнями, талантливыми комментариями, и я с детства все это в себя впитала. Не говоря уже о том, что мама брала меня и в театр, и на съемочную площадку, летом, когда была возможность, я с ней ездила на гастроли… И с папой (болгарский актер Савва Хашимов – прим.авт.) общалась, он приезжал из Софии с замечательными спектаклями, которые они играли в МХАТе. Я с удовольствием их смотрела, папа – замечательный актер, и я очень этим горжусь. Про маму и говорить нечего. Все это вместе рождало во мне неуверенность в самой себе. Но я все-таки решилась стать актрисой, хотя был момент, когда хотела стать ветеринаром, очень любила собак и кошек (улыбается). Но гены пересилили, и когда я поступила, то понимала, что придется доказывать, и в первую очередь, самой себе, что я достойна моих родных. Сейчас я ни о чем не жалею, слава Богу.

-- Правда, что при поступлении в ГИТИС ваша мама вам принципиально не помогала? Или вы поставили условие, что будет готовиться самостоятельно?

-- Никаких условий не было, я была бы рада, если б мама мне помогла. Но, к сожалению, из этого ничего не получалось (смеется). Мамин авторитет настолько на меня давил… И по сей день мама для меня является идеалом в творческом смысле. А тогда это было вообще гипертрофированно. Я не могла с ней заниматься, у меня от страха тряслись колени. И однажды мама сказала: «Все, я не буду с тобой заниматься. Обратись за помощью к моим друзьям». Мамиными друзьями на тот момент были… Роман Виктюк, Анатолий Васильев, многие другие знаменитые актеры. Они из уважения к моей маме помогали, занимались со мной, не жалея времени и сил. Конечно, в основном, мне помогал Роман Виктюк. Именно с ним связан мой первый творческий опыт. Во многом благодаря маме, они на тот момент уже дружили и вместе работали в кино, в театре. Роман Григорьевич – моя любовь на всю жизнь. (улыбается). Периодически мне удается с ним работать. Вот сейчас я играю в двух его спектаклях.

-- Вам помогает или мешает ваша фамилия? Ведь явно вам встречались «добрые» люди, завистники, которые говорили, что все благодаря известной матери. Детям известных родителей нередко приходится выбивать свое место под солнцем…

-- Это так. Я давно поняла, что меня по жизни будут сравнивать с мамой. Раньше меня это смущало, и даже немного раздражало, теперь я успокоилась, тем более что с творческим опытом приходит другое понимание себя. Во-первых, я пошла своим путем. Во-вторых, у меня есть свои поклонники, которые не сравнивают меня с мамой, а если сравнивают, то только в хорошем плане (улыбается). Конечно, я что-то взяла от мамы, и я с удовольствием это принимаю, особенно на сцене. Это ведь моя мама, мы и внешне очень похожи… А достичь каких-то маминых высот в творчестве я никогда не стремилась. Я надеюсь, что делаю что-то свое. И очень многие это видят, и мама меня в этом поддерживает. Немножко обидно иногда другое. Что касается театра, мне грех жаловаться. У меня прекрасные характерные, разноплановые роли и у Романа Григорьевича Виктюка, и в Театре Луны Сергея Проханова. А в кино пока не случилось… Из самых любимых работ это фильм «Чайка» в постановке мамы, где я играю Веру Заречную, и фильм «Дворцовые перевороты» Светланы Сергеевны Дружининой, в который она меня взяла без всяких проб, просто увидев по телевизору. За что ей огромное спасибо. А все остальное… Бывали случаи, когда продюсеры только услышав мою фамилию, даже не попробовав меня на роль, говорили: «А, дочка Тереховой, нет, не надо…» Но я не отчаиваюсь. Значит, у меня такой путь (смеется).

-- Какие воспоминания у вас связаны с Ригой?

-- Я очень люблю и Ригу, и Латвию. Я у вас неоднократно бывала. И в детстве, когда мама брала меня к вам на гастроли, и мы жили в Юрмале на берегу моря. И уже в зрелом возрасте, на гастролях в составе театра Аллы Сигаловой, с Театром Луны, с антрепризами. Очень люблю гулять по Риге, люблю людей. В свое время у меня был одноклассник Марис, мы очень дружили. Он мне много рассказывал о Латвии, даже немного учил латышскому языку (смеется). С тех пор у меня очень теплое отношение к вашей столице.

-- Если можно, несколько слов о спектакле «Новые русские мужики», который вы покажете в Риге 27 марта?

-- Этот спектакль мы играем давно. Поставлен он был Андрюшей Краско, которого, к сожалению, уже с нами нет. Я очень его любила, и признаюсь вам честно, во многом играю в этом спектакле в память об Андрюше. А так, если коротко, пьеса Виктора Мережко очень легкая, добрая, смешная, ироничная, и в то же время с очень глубоким смыслом. Есть, над чем задуматься. Актерский состав хороший (смеется). Так что мы надеемся, что вновь порадуем вашего зрителя.

-- Расскажите, пожалуйста, о вашем сыне Михаиле.

-- Моему сыну 23 года.

-- СКОЛЬКО?! Не может быть!

-- Я родила его на первом курсе, поэтому может (смеется). Так что у меня взрослый сын. Миша учился на психолога. Пока он им не стал, но я считаю, что ему еще рановато, но в любом случае приобретенные знания в жизни ему помогают. Пока с профессией он не определился. Я особо на него в этом плане не давлю. Я понимаю, что в наше время, когда вокруг все решают деньги, молодым людям приходится очень трудно. Так что это нелегкий выбор, тем более, что сын у меня – человек творческий. Хотя актерскую профессию не выбрал. И в то же время, он работает моделью, окончил школу Славы Зайцева. Так что Миша у меня видный парень (улыбается).

-- Японцы говорят, что до 5 лет ребенку нужно разрешать абсолютно все. Как вы Мишу воспитывали, в любви или в строгости?

-- В любви. И даже наверно слишком (смеется). Но с японцами я не совсем согласна. Хотя когда родился сын, я была молода и юна (смеется), и у меня не было много времени, чтобы уделять его воспитанию. Вообще мы жили сегодняшним днем. Я не брала академический отпуск, педагоги пошли мне навстречу. Я с ребенком под мышкой сдавала экзамены. Все мои однокурсники с Мишей пересидели, ездили ему за питанием… По молодости это как-то давалось легко. Конечно, потом когда началась школа, переходный возраст, меня временами что-то раздражало, я даже могла на сына накричать. А потом однажды глянула на себя в зеркало и подумала, что это кричу не я, а какая-то чужая ужасная женщина. И уж тем более не мать. И я дала себе слово, что в жизни больше не закричу на ребенка. Я могу быть строгой, но кричать… Слава Богу, слово сдержала. И в то же время, возможно, я слишком много позволяла сыну. Когда в моей жизни, как у каждого человека, были неудачные тяжелые моменты. Возможно, это на Мише отражалось, и наверно, надо было уделять ему больше внимания. Может быть я что-то упустила. Поэтому я всем женщинам желаю никогда ни о чем не жалеть и ни в коем случае не считать себя виноватой, в том числе и в плане воспитания детей. Все можно исправить. Всегда есть этот момент, и он не упущен. Главное, использовать любую возможность. Моя мама, например, раньше очень часто, когда мы с ней разговаривали по телефону, говорила: «Иди, поцелуй Мишеньку!», «Иди, приласкай Мишеньку!», «Скажи Мишеньке, что ты его любишь!» Дети очень нуждаются в любви, и чем больше мы будем уделять им именно такого внимания, тем лучше. Конечно, мы должны их учить и воспитывать, но о ласке и теплоте забывать ни в коем случае нельзя. Это очень важно.

(журнал «Люблю»)

AddThis Social Bookmark Button

 

Добавить комментарий