«МОСКВА. ПРАПОРЩИКУ ШМАТКО»

E-mail Печать PDF


Говорят, когда на экраны вышел культовые сериал «Солдаты», московские почтамты получали большое количество писем с таким адресатом. Вряд ли все они попали к актеру театра и кино, певцу Алексею Маклакову. Но он прекрасно знает, как зрители относятся к его творчеству. В чем секрет популярности, обаяния и успеха человека, который поступил в театральное училище на спор? Мне кажется, он все по жизни делает правильно, с точки зрения настоящего мужчины.

Мария ЧЕРКАСОВА

 

-- Алексей, существует весьма противоречивая информация о вашем поступлении в театральное училище. Это, правда, был спор с друзьями?

-- Правда. Я поспорил, что не поступлю. На ящик вина «Солнцедар». Я проиграл. Потому что поступил.

-- А как же тогда ваши слова, неоднократно процитированные моими коллегами о том, что вы получаете огромное удовольствие от своей профессии?

-- Хотел бы я посмотреть в глаза этим вашим коллегам... Я уважаю свою профессию, но я в нее не влюблен. Я получаю удовольствие от игры на сцене. Не так часто, но получаю. Это адреналин. Сейчас я занимаюсь выпуском второго диска, готовлюсь к началу больших концертных программ в стиле «шансон». Мне это нравится. Это адреналин совершенно другого свойства. В кино – третий. Так что актерская профессия мне нравится тем, что дает возможность получать этот адреналин. Так как я не пью, не курю, никогда не употреблял наркотики, то естественно, что как нормальный человек, я должен получать какую-то альтернативу. Я ее получаю от профессии.

-- Роль прапорщика Шматко вам далась легко? Как вы относитесь к тому, что вас называют самым народным прапорщиком России?

-- Да я ко всему отношусь отлично. Повторюсь, у меня трезвое отношение к этой профессии. Я считаю, что эксперимент, который я решил над собой произвести, приехав в 35 лет в Москву, удался. Я стал знаменитым, удачливым, медийным, еще каким-то… (улыбается). Но главное, что я приношу людям улыбку. Для меня это самая большая награда. И когда зритель, у которого не так много денег, и не так много возможностей, получает удовольствие, я считаю, что задача моей профессии выполнена на 90%. Потому что мой зритель очень диссонансный, от дворника до министра, и мне приятно видеть, что с ними происходит, когда они знакомятся с моим персонажем. Роль прапорщика Шматко далась мне легко. Я вообще не понимаю, как можно в искусстве страдать, мучиться над созданием образа. Я встречал таких артистов, и думаю, они абсолютно неинтересны зрителю. Мне кажется, актер – это, в первую очередь, вдохновение. Это великий процесс импровизации. Когда ты можешь использовать то, что дала природа. Это значит быть самому себе интересным. В этом нет ничего тяжелого. Это легко, приятно и абсолютно не болезненно. Поэтому я предпочитаю не имитировать сложности ради искусства, а, наоборот, открывать его самые лучшие стороны. К сожалению, у многих моих собратьев по профессии с этим проблемы. И в кино, и в театре очень мало талантливой молодежи.

-- Но столько российских театральных вузов каждый год по всей стране выпускает большое количество артистов! Как же так может быть?

-- Да, выпускает, а результат нулевой. Все похожи друг на друга, и как сказал один очень известный режиссер и актер, сейчас очень модно нулевое существование в кадре. Ты сам себе неинтересен, ты зрителям неинтересен, тебе интересно, сколько ты получишь. Все. Парадокс в другом. Если фильм или сериал показывают каждый день, то этот герой или героиня по понятным причинам становятся узнаваемыми. Но это не талант, не популярность, это заблуждение. Здесь вы смело можете приводить меня в пример того, как на 10-метровом канале, обхват которого совершенно не соответствует обхвату федеральных каналов, малобюджетный сериал выстрелил так, что все отдыхают. Авторы верно угадали с темой, и со всем остальным. Я просто говорю о прецеденте определенного сериального чуда, которое произошло на наших глазах. Эти герои вошли в жизнь любого человека, стали членами семьи. Искусство, как я его понимаю, для этого и предназначено.

-- А как вам кажется, с количество сезонов «Солдат» не переборщили?

-- Это естественная закономерность. Сериалы, как я понимаю, должны приносить коммерческую выгоду. Если тема выбрана правильно, есть хорошая сценарная база, количество сезонов не влияет на потребность зрителей в этом фильме. Конечно, есть сезоны неинтересные, скучные. Есть очень хорошие. Если вы помните, я на два сезона уходил из сериала. Потому что мне показалось, что хватит. А потом вернулся. В сериале, в кино или на сцене мне очень важна конкуренция. Мне необходим очень сильный достойный партнер, с которым мне будет интересно фехтовать, используя талант, который заложила в нас природа. А зрителям будет интересно за этим наблюдать.

-- Кроме того, что партнер должен быть сильный, что вы больше всего цените в партнерах по съемочной площадке, по сцене? И чего категорически не приемлете?

-- Я приемлю все. Актер – это сложнейший организм (помолчав), как ему кажется… Как правило, многие актеры считают себя непонятыми, одинокими, никому не нужными, брошенными. Несут в себе комплексы, которые меня раздражают. Потому что мужчина должен оставаться до конца мужчиной, женщина должна до конца оставаться женщиной, чувствовать в себе материнский инстинкт, как и мужик, должен понимать, что, только защищая семью, он реализует свои мужские качества. Актерская профессия мне не очень близка сердцу еще потому, что она уравнивает эмоциональные окраски полов. Мужчины становятся такими же истеричными как женщины. Вам это природой позволено, потому что истерикой вы пытаетесь реабилитировать какие-то связанные с мужчинами или детьми проблемы. Это необходимый выход эмоций. Вы рождаетесь с миссией, вы несете ответственность за новую жизнь. А когда мужчины начинают впадать в эту истеричность, мне это жутко не нравится. И поэтому я с партнерами стараюсь говорить четко и по делу. Вот мне говорят, что с 5 до 6 нужно снять три хороших сцены, я это делаю и все. У меня нет друзей -- актеров. У меня хорошие теплые отношения со многими коллегами. Но в плане дружбы я консерватор. Актерская профессия знаменита конкуренцией, завистью… Такое встречается в любой профессии, но в актерской это более выпукло.

-- Вы называете ваш приезд в Москву экспериментом. Вы именно так к этому относитесь? То есть если бы не состоялось, не получилось, не пришло, никакого чувства расстройства не было бы?…

-- Ни в коей мере. В своей жизни я расстраивался два раза. Это когда я получил диплом, в котором было написано, что я артист и осознал, что жизнь закончилась в 19 лет. И когда умерла мама. Тогда вообще была переоценка ценностей. Я понял, чем живет женщина. Что ее мир сфокусирован только на ее ребенке, его проблемах, здоровье, жизни. Вот главное. И поэтому все, что касается профессии, я свожу к эксперименту, но не к смыслу жизни. Если бы я полностью растворился в профессии, я потерял бы красоту, обаяние, свежесть жизни. Я был бы вынужден замкнуться на себе и в то же время забыть о себе. Один раз я попробовал полностью отдать себя этой профессии, честно говорю, был только отрицательный результат. Я хочу прожить свою жизнь сочно, вкусно, по-настоящему получая удовольствие от семьи, от воспитания детей, от общения с друзьями. И если зрители ближнего и дальнего зарубежья встречают меня с улыбкой, значит, я это заслужил, значит, я уже сделал что-то в профессии, что дает возможность продолжить плаванье в море признания, славы, еще чего-то там… (улыбается).

-- Мы скоро увидим вас в Риге в спектакле «Новые русские мужики, или Мужчины на час»…

-- С большим удовольствием играю в этом спектакле, с которым мы объездили весь мир. Этот спектакль — режиссерский дебют Андрея Краско, и, кстати, именно он незадолго до своей смерти предложил мне роль в своем детище. Так что это еще и дань памяти об этом удивительном человеке.

-- Вы уже записали свой первый сольный альбом. И, должна сказать, мне кажется, что актер Маклаков и певец Маклаков – два разных человека. У вас нет ощущения, что через какое-то время песенное творчество станет для вас главным приоритетом?

-- Все, о чем вы сказали, соответствует перспективе. Самое главное, что есть у меня в жизни – это женщины. Я вспоминаю маму, своих возлюбленных… Со мной всегда по жизни шла женщина. И не худшая женщина, а лучшая. Все женщины, которые встречались мне в жизни, делали эту жизнь добрее, красивее, легче, интереснее… Настоящей, с большой буквы. Мой первый диск был выпущен на взлете интереса к «Солдатам», им никто не занимался. Ни раскруткой, ни рекламой. Мало кто знает, что эти песни поет актер Маклаков. Прошло время, и вдруг все совпало. В Киеве я нашел продюсеров. Мой второй диск очень интересный. И моя мечта – в Риге, в каком-то кафе, а их у вас много и все они красивые и уютные, сделать маленький концерт --презентацию. Потому что я обожаю вашу страну, и буду очень рад вновь побывать здесь 27 и 28 марта с комедией «Новые русские мужики». И я даю вам слово, что мой второй диск вообще полностью сотрет восприятие меня как актера. На мой взгляд, он сделан очень достойно. На него потрачена львиная доля моего времени, а не «все свободное», потраченное на первый диск. «Мамины глаза» -- это для меня очень дорогая песня, потому что я в нее вложил всю любовь вообще к женщине. Мы, к сожалению, многие вещи понимаем, когда уже поздно. И это песня – предупреждение, чтобы мы берегли своих родных, ценили каждую проведенную вместе минуту.

(«Вести-сегодня»)

AddThis Social Bookmark Button

 

Добавить комментарий