КаКИМ он был, таКИМ остался

E-mail Печать PDF

Весна в Риге начнется с Юлия Кима: у знаменитого барда 1 марта концерт в зале Рижского еврейского общества. 

„12 стульев”, „Бумбараш”, „Обыкновенное чудо”, „Про Красную Шапочку”, „Пять вечеров”, „Сватовство гусара”, „Сказка странствий”, „Собачье сердце”, „Формула любви”, „Точка, точка, запятая”... Вы можете все эти фильмы представить без песен? Без песен на стихи Кима?..

В титрах он был Ю.Михайловым, конечно, но все, кому надо, знали: автор - Ким. Это был уговор с Советской властью, которая сказала: „Знаешь, можешь работать в кино и театре, но все-таки возьми псевдонимчик. А то ты зарекомендовал себя как ярый антисоветчик и я не могу позволить чиновникам заключать с тобой договоры как с Кимом. Будь уж Михайловым”, - поясняет Юлий Черсанович.

Диссидентом он себя, по большому счету, не считает. Да, был - но недолго: „Я принял посильное участие в правозащитном движении в период с 1965 по 1969 год. Подписывал своим именем различные письма, иногда был их автором. За мной числится и распространение листовок со всеми атрибутами революционного подпольщика. А в 69-м году я прекратил эту деятельность, во всяком случае - открытую и интенсивную. Я был поставлен перед жестким выбором: либо работа в кино и театре, что категорически исключало подписание писем и обращений, либо отказ от профессионального творчества. Но поскольку оно и было главным занятием моей жизни, я предпочел кино и театр”.

Вообще-то он закончил Московский государственный педагогический институт. (В одно время с Кимом там учились Петр Фоменко, который стал одним из лучших российских режиссеров, и Юрий Визбор - будущий бард и неподражаемый Борман в „Семнадцати мгновениях весны„.) Хотел поступать на журфак, но не решился...

Распределили его на Камчатку. Там он провел три года, учительствуя. Организовал драмкружок, „старший” ансамбль, „младший” ансамбль, написал для них „Рыбу-кит”, „Фантастику-романтику” и „Капитана Беринга” и много других чудесных вещей. Вернувшись „на материк”, преподавал в Москве - в том числе в физматшколе при МГУ, основанной академиком Колмогоровым. Там сочинил для подростков мюзикл: три разгильдяя, которым надоело учиться, переместились в Антимир, где главными науками были футбол, туризм и изготовление легкомысленных песенок...

Из колмогоровской школы его „попросили” по вышеупомянутым причинам в 68-м.

Потом вызвали на Лубянку, к генералу Бобкову.

Гитару пришлось зачехлить. У Кима тогда в самом разгаре был роман с кино. Еще в 1963 году в одной московской скульптурной мастерской его песни услышал режиссер Теодор Вульфович. Ему так понравилось, что он пригласил Кима написать песни для фильма „Улица Ньютона, 1” и самому появиться в кадре, исполняя их. Два года спустя записи песен Кима услышал драматург Александр Володин. Так Ким оказался в съемочной группе фильма по его сценарию „Похождения зубного врача”. Дальше все шло по нарастающей...

„Все мы, когда начинали, принадлежали к славному отряду графоманов”, - говорит Ким о себе, Визборе, Городницком. Может, и так, но вспомните кимовские „Губы окаянные”. Эту стилизацию „а-ля рюсс” он сделал еще в 1959 году! Потом песня вошла в „Пять вечеров” Никиты Михалкова (опять же по пьесе Володина): на экране ее пел Станислав Любшин... голосом Сергея Никитина. А когда песню исполнял в „Кинопанораме” Игорь Скляр, то объявил ее русской народной. И ведь был уверен свято, что она и есть - народная... (У Кима в тот вечер телефон звонил без устали. Хозяин квартиры брал трубку и представлялся: „Русский народ слушает!”.)

Ким и сейчас на отсутствие заказов не жалуется. Русское либретто мюзикла „Собор Парижской Богоматери” - его рук дело, и „Граф Монте-Кристо” - тоже его работа, и либретто оперы „Ревизор”... Он наконец добрался и до прозы. А еще он по-прежнему дает концерты. Ему всего-то 72...

Газета „Бизнес и Балтия”,

номер 29

от 12 февраля 2009 года

AddThis Social Bookmark Button

 

Добавить комментарий