„ВЫХОДИТЬ НА СЦЕНУ И ИГРАТЬ”

E-mail Печать PDF

Впервые Сергей Кошонин снялся в кино, будучи восьмиклассником – в фильме „Дневник директора школы” у режиссера Бориса Фрумина. С тех пор прошло 37 лет. Сегодня за плечами актера театра и кино, продюсера Сергея Кошонина более 100 ролей в театре, немало ролей в кино, продюсерских проектов: В преддверии гастролей в Риге со спектаклем „Казнить нельзя помиловать”, Сергей дал интервью корреспонденту „Вести-сегодня”.

– Сергей, о таком количестве театральных ролей, как у вас, многие актеры могут только мечтать. А вы ушли из театра и в 1995 году стали заниматься продюсированием спектаклей и программ на телевидении. Почему?

 

– Любому человеку важна самореализация, я – не исключение. В какой-то момент мне стало тесно в рамках театра, надо было кормить семью. На дворе были лихие 90-ые , в театре вместо букета цветов дарили палку колбасы, завёрнутую в цветную гофрированную бумагу, которую мы по-братски делили в гримерке, или блок сигарет - тоже на всех. Если бы в тот момент кто-то сказал мне, что я буду заниматься продюсированием, я бы посмеялся. Но как говорится: „Глаза боятся, а руки делают”. Работал на питерском телевидении, где придумывал различные проекты, например, программу об актёрах „Основной инстинкт” на 51 канале, „Фантом” на Региональном телевидении. Чуть позже продюсировал цыганскую группу „Кабриолет”, которая с успехом выступает по сей день. Далее пошли спектакли в компании „АРТ – ПИТЕР”, которую я открыл вместе с Алёной Корчинской. Недавно возникла кинокомпания „АРТ – ПИТЕР”, и скоро мы презентуем наш первый полнометражный фильм „Не скажу”.

– Я слышала от одного весьма именитого актера, что мол, антреприза – это не театр. Ваше мнение по этому поводу?

– В чем-то он прав. Антреприза во многом дискредитировала себя. Много халтуры. Но мы пытаемся выпускать честные добротные спектакли, и, как мне кажется, у нас это получается. Нелегко делать спектакли без государственной поддержки. Но, если б вы знали, сколько пустых, бездарных спектаклей поставлено на государственные бюджетные деньги! В конце концов, первую антрепризу под названием МХАТ создали Станиславский с Немировичем. Это был первый коммерческий театр в России, пока его не национализировали. Мне думается, спектакль должен быть ИНТЕРЕСЕН ЗРИТЕЛЮ. А где и как его создали, не важно.

– Какие воспоминания связывают вас с Латвией, Ригой?

– Когда были студентами, на каникулы рвались в Ригу, в театр Каца. Это были глотки свободы в выборе драматургии: „Утиная охота” с Сиговым и А.Боярским, „Человек из Ломанчи”. Потом прорывались на спектакли А. Шапиро в знаменитый рижский ТЮЗ. А потом в Театр Райниса к нашим друзьям студентам. Мы дружили с курсом, на котором учился Андрис Берзиньш. А еще рижский бальзам, Юрмала, дюны, Раймонд Паулс - это всё в сердце навсегда!!!! С нетерпением жду встречи с Ригой, и думаю, зрители, которые придут на спектакль „Казнить нельзя помиловать”, тоже получат удовольствие от нашей встречи.

– Не секрет, что сериалы бывают разные. Нужно отдать вам должное, вы снимаетесь только в очень качественных интересных телесериалах, таких, как „Убойная сила”. Скажите, не стал ли Максим Веригин для вас неким штампом, которого там боятся актеры? Про Анну Ковальчук до сих пор иногда говорят: „Швецова сыграла Маргариту хорошо”:

– Александр Демьяненко всю жизнь переживал, что все его воспринимали как Шурика. Вячеслава Тихонова любили за Штирлица, а Евгения Леонова – за „пасть порву”. Когда мы говорим „А.С.Пушкин”, невольно продолжаем - „Евгений Онегин”, говоря „Лев Толстой”, вспоминаем о „Войне и мире”, а почему не о „Севастопольских рассказах”. У каждого художника, композитора, писателя, актёра есть „визитная карточка”, есть что-то, что выбрал сам народ, и любит именно за это: Боярский - Д,Артаньян, Садальский - „Кирпич”, Ковальчук - Шевцова. И это нормально. Чего уж говорить про Чарли Чаплина, который всю жизнь играл одного персонажа.

– Вы считаете себя звездой?

– Помилуйте! Звездой была Любовь Орлова, её знал весь мир. А всё остальные – просто узнаваемые артисты. Однажды в три часа ночи мне позвонил очень известный актер, мой хороший приятель (фамилию умолчу) и на полном серьёзе спрашивает: „Скажи честно, я - звезда?” Я ответил: „ Если честно, то нет. Вот если бы ты приземлился где-нибудь в Котманду, и тебя бы встречали тысячи поклонников – тогда да. А так ты просто известный, популярный и узнаваемый артист”.

– Как-то вы сказали, что если бы не стали актером, то возможно, играли бы в какой-нибудь группе: Вы поете, играете на нескольких музыкальных инструментах, сочиняете музыку, считаетесь весьма успешным продюсером: Что еще нужно? Может, в перспективе у нас есть шансы увидеть вас в новом амплуа?

– Как-то я написал на листе бумаги, что я умею делать ?

Получился внушительный список:

1. Забивать гвозди

2. Водить машину

3. Кататься на коньках и т. д.

После я стал вычёркивать то, что делаю плохо, а оставлять то, что делаю хорошо. В конце я оставил то, что делаю лучше всего. И знаете, что осталось? „Выходить на сцену и играть”. А всё остальное должно помогать главному.

AddThis Social Bookmark Button

 

Добавить комментарий