ЛАРИСА ЛУППИАН: „Наша профессия прекрасная и предательская!”

E-mail Печать PDF

В этом интервью актриса Санкт-Петербургского Академического театра им. Лесовета раскрывает некоторые секреты о своей жизни.


 

За неоценимую помощь в подготовке материала благодарим помощника главного режиссера театра им. Ленсовета по творческим вопросам Марию Кингисепп.

– Лариса Регинальдовна, вы родились в Ташкенте? У вас наверно очень интересные воспоминания о детстве. Расскажите, пожалуйста, о вашей семье, о родителях…

– Совершенно верно, я родилась в Ташкенте. Но совсем недавно я узнала, что корни фамилии Луппиан - из Санкт-Петербурга. И вся родословная нашей семьи связана с этим городом, что было для меня очень интересно. Мои бабушка и дедушка попали в Ташкент еще до революции, в царские времена. Дедушка преподавал в военном училище, а бабушка приехала с семьей какого-то генерала, у которого она была гувернанткой. Там они познакомились, создали семью, там же родился мой папа и мои тети и дяди. А мама приехала в Ташкент учиться к своей тетке. Там родилась и я. Воспоминания о детстве у меня самые теплые: я очень люблю Узбекистан, очень люблю Ташкент. Город очень хлебосольный, дружелюбный. Там всегда мирно жили узбеки с русскими, очень уважительно друг к другу относились. Там я получила очень хорошее образование. Вообще, я никогда не считала себя провинциальной девочкой, приехавшей в Ленинград учиться. У меня никогда не было комплекса человека из провинции. Так что Ташкент - благодатный край, и я очень рада, что там родилась. И, конечно, я очень рада, что вернулась в Ленинград-Петербург, который я тоже очень люблю.

– После того, как вы по окончании театрального института, были приняты в труппу Ленсовета, вы очень быстро стали одной из ведущих актрис театра. Как к этому отнеслись ваши коллеги по цеху? Известны случаи, когда опытные артисты очень ревностно переживали успехи молодых...

– Я только сейчас, проанализировав свою жизнь, понимаю, что действительно довольно быстро завоевала ведущие актерские позиции в театре. А тогда я совершенно этого не осознавала, и для меня это было естественно: сегодня я играю роль, завтра – ты... Что касается старших коллег, то я никогда не задумывалась, кто ко мне как относится. У меня со всеми были хорошие дружеские отношения. Мне даже, наоборот, сейчас жаль, что я не прочувствовала свой успех – я его просто не заметила. Я думала, что так будет всегда, и что это нормально. А вот, когда начался простой, появились разные сложности, профессиональные неприятности, вот тогда я уже стала понимать, что начиналось-то все прекрасно... (улыбается) Мы в молодости не всегда можем оценить то, что с нами происходит, понимаем это гораздо позже.

– Вы играете не только в Театре им. Ленсовета?

– Да, я играю еще в театре „Приют комедианта” в спектакле „Кто боится Вирджинии Вульф» по пьесе Олби . Потрясающая роль, я никогда даже и не думала, что смогу ее сыграть , поскольку героиня на меня совсем не похожа. Так же я играю в антрепризном спектакле „Интимная жизнь”. Мы показывали его в Риге. Еще сейчас вместе с Михаилом Сергеевичем Боярским (муж Л. Луппиан – прим.авт.) на сцене Театра им. Ленсовета играем новый спектакль по пьесе Баера „Смешанные чувства”. Миша, конечно, сопротивляется, не хочет думать о том, что этот спектакль – к его 60-летию, говорит, что это „просто работа”. Но я, конечно, очень рада, что Миша после большого перерыва вышел на сцену своего родного театра. Потому что это очень приятно – вернуться в свою „колыбель” уже опытным, состоявшимся артистом.

Табу на кино

– Так получилось, что в вашей творческой жизни главное место занял театр. В кино у вас работ меньше. Жалеете ли вы об этом? Или это ваш сознательный выбор?

– Это не мой выбор. Так сложилось. Когда я была молодая, меня очень часто приглашали на пробы и на съемки, но я была настолько занята в театре, что просто отмахивалась от этого, часто просто не ходила... Нам еще Игорь Петрович Владимиров, наш мастер, часто внушал, что кино – это все барахло, что оно не стоит того, чтобы на него тратить время. Хотя сам при этом благополучно снимался, а нас всячески отговаривал. А поскольку для нас мнение мастера было просто законом и непререкаемой истиной, то весь наш курс практически не снимался в кино, и среди моих однокурсников нет известных киноактеров. Именно потому, что на наши съемки Игорь Петрович наложил табу. А потом уже и перестали приглашать. Единственная моя работа очень известная – это фильм „Поздняя встреча” с Алексеем Баталовым.

– Как вы относитесь к наградам и званиям?

– Никак не отношусь. Я считаю, что это просто игры в награды и звания. Это полный бред и совершенная глупость. И мне кажется, даже стыдно. Потому что подлинная награда – это хорошее отношение и уважение к тебе людей. А какие-то бирюльки вешать друг на друга, медали и ордена, какие-то статуэтки получать, звания… Смешно. Какие звания могут быть в театре? Либо ты – артист, и ты можешь играть, либо не можешь.

„Вот идет мама Лизы Боярской!”

– В одном интервью Михаил Сергеевич смеясь, сказал, что скоро будут говорить: „Вот идет Лиза Боярская с папой и мамой!” Вы рады, что ваша дочь продолжила актерскую династию?

– Ну, будучи замужем 30 лет за Михаилом Сергеевичем, я же умудрилась не стать просто женой Михаила Боярского (смеется). А если серьезно, для нас было большой неожиданностью и ее поступление в институт, и очень быстрое созревание ее как актрисы. И когда начался ее взлет в кино, мы тоже были в состоянии шока, и до сих пор в нем находимся. Это как в „Спортлото” выиграть, потому что талантливых людей очень много, но не каждому удается так раскрыться. Но Лиза это заслужила во многом благодаря своему упорству. У нее очень сильный характер, она везде рассылала свои фотографии, ходила на многочисленные кастинги, институт с красным дипломом закончила. И добилась, что ее постепенно стали снимать. Как за ниточку потянула, и клубочек стал раскатываться. Но Лиза, тем не менее, знает, что наша профессия „предательская”, и на пути ее могут поджидать и неприятные неожиданности. Она к этому тоже готова. Сейчас Лиза работает в Малом драматическом театре – Театре Европы, и очень хорошо работает, у нее много интересных и разнообразных ролей. Нам с Мишей нравится.

– Всем известно, что Михаил Сергеевич – заядлый футбольный болельщик. Вы разделяете это его хобби? Какое место спорт занимает в вашей жизни?

– Никакого места спорт не занимает. Зато я очень люблю, когда у мужчины есть какое-то увлечение. Есть увлечение футболом – прекрасно. Я всегда Мишу поддерживаю, говорю ему: „Иди, болей на здоровье!” Делаю вид, что мне очень интересно, хотя на самом дел мне совершенно безразлично, кто с кем играет, кто выиграл, а кто проиграл. Я же люблю время проводить на даче, если выпадает свободная минута, провожу ее с книжкой в руках.

Газета „Вести-сегодня”

AddThis Social Bookmark Button

 

Добавить комментарий